я упаду в черную дыру

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

я упаду в черную дыру > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — понедельник, 17 декабря 2018 г.
Бунин. Кавказ chigurh в сообществе Moramo 04:58:11

Homo agens


Приехав в Москву, я воровски остановился в незаметных номерах в переулке возле Арбата и жил томительно, затворником — от свидания до свидания с нею. Была она у меня за эти дни всего три раза и каждый раз входила поспешно со словами:
— Я только на одну минуту...
Она была бледна прекрасной бледностью любящей взволнованной женщины, голос у нее срывался, и то, как она, бросив куда попало зонтик, спешила поднять вуальку и обнять меня, потрясало меня жалостью и восторгом.
— Мне кажется, — говорила она, — что он что-то подозревает, что он даже знает что-то, — может быть, прочитал какое-нибудь ваше письмо, подобрал ключ к моему столу... Я думаю, что он на все способен при его жестоком, самолюбивом характере. Раз он мне прямо сказал: «Я ни перед чем не остановлюсь, защищая свою честь, честь мужа и офицера!» Теперь он почему-то следит буквально за каждым моим шагом, и, чтобы наш план удался, я должна быть страшно осторожна. Он уже согласен отпустить меня, так внушила я ему, что умру, если не увижу юга, моря, но, ради бога, будьте терпеливы!
План наш был дерзок: уехать в одном и том же поезде на кавказское побережье и прожить там в каком-нибудь совсем диком месте три-четыре недели. Я знал это побережье, жил когда-то некоторое время возле Сочи, — молодой, одинокий, — на всю жизнь запомнил те осенние вечера среди черных кипарисов, у холодных серых волн... И она бледнела, когда я говорил: «А теперь я там буду с тобой, в горных джунглях, у тропического моря...» В осуществление нашего плана мы не верили до последней минуты — слишком великим счастьем казалось нам это.

________________

Подробнее…
В Москве шли холодные дожди, похоже было на то, что лето уже прошло и не вернется, было грязно, сумрачно, улицы мокро и черно блестели раскрытыми зонтами прохожих и поднятыми, дрожащими на бегу верхами извозчичьих пролеток. И был темный, отвратительный вечер, когда я ехал на вокзал, все внутри у меня замирало от тревоги и холода. По вокзалу и по платформе я пробежал бегом, надвинув на глаза шляпу и уткнув лицо в воротник пальто.
В маленьком купе первого класса, которое я заказал заранее, шумно лил дождь по крыше. Я немедля опустил оконную занавеску и, как только носильщик, обтирая мокрую руку о свой белый фартук, взял на чай и вышел, на замок запер дверь. Потом чуть приоткрыл занавеску и замер, не сводя глаз с разнообразной толпы, взад и вперед сновавшей с вещами вдоль вагона в темном свете вокзальных фонарей. Мы условились, что я приеду на вокзал как можно раньше, а она как можно позже, чтобы мне как-нибудь не столкнуться с ней и с ним на платформе. Теперь им уже пора было быть. Я смотрел все напряженнее — их все не было. Ударил второй звонок — я похолодел от страха: опоздала или он в последнюю минуту вдруг не пустил ее! Но тотчас вслед за тем был поражен его высокой фигурой, офицерским картузом, узкой шинелью и рукой в замшевой перчатке, которой он, широко шагая, держал ее под руку. Я отшатнулся от окна, упал в угол дивана, рядом был вагон второго класса — я мысленно видел, как он хозяйственно вошел в него вместе с нею, оглянулся, — хорошо ли устроил ее носильщик, — и снял перчатку, снял картуз, целуясь с ней, крестя ее... Третий звонок оглушил меня, тронувшийся поезд поверг в оцепенение... Поезд расходился, мотаясь, качаясь, потом стал нести ровно, на всех парах... Кондуктору, который проводил ее ко мне и перенес ее вещи, я ледяной рукой сунул десятирублевую бумажку...

________________


Войдя, она даже не поцеловала меня, только жалостно улыбнулась, садясь на диван и снимая, отцепляя от волос шляпку.
— Я совсем не могла обедать, — сказала она. — Я думала, что не выдержу эту страшную роль до конца. И ужасно хочу пить. Дай мне нарзану, — сказала она в первый раз говоря мне «ты». — Я убеждена, что он поедет вслед за мною. Я дала ему два адреса, Геленджик и Гагры. Ну вот, он и будет дня через три-четыре в Геленджике... Но бог с ним, лучше смерть, чем эти муки...
Утром, когда я вышел в коридор, в нем было солнечно, душно, из уборных пахло мылом, одеколоном и всем, чем пахнет людный вагон утром. За мутными от пыли и нагретыми окнами шла ровная выжженная степь, видны были пыльные широкие дороги, арбы, влекомые волами, мелькали железнодорожные будки с канареечными кругами подсолнечников и алыми мальвами в палисадниках... Дальше пошел безграничный простор нагих равнин с курганами и могильниками, нестерпимое сухое солнце, небо подобное пыльной туче, потом призраки первых гор на горизонте...
Из Геленджика и Гагр она послала ему по открытке, написала, что еще не знает, где останется.
Потом мы спустились вдоль берега к югу.

________________


Мы нашли место первобытное, заросшее чинаровыми лесами, цветущими кустарниками, красным деревом, магнолиями, гранатами, среди которых поднимались веерные пальмы, чернели кипарисы...
Я просыпался рано и, пока она спала, до чая, который мы пили часов в семь, шел по холмам в лесные чащи. Горячее солнце было уже сильно, чисто и радостно. В лесах лазурно светился, расходился и таял душистый туман, за дальними лесистыми вершинами сияла предвечная белизна снежных гор... Назад я проходил по знойному и пахнущему из труб горящим кизяком базару нашей деревни: там кипела торговля, было тесно от народа, от верховых лошадей и осликов, — по утрам съезжалось туда на базар множество разноплеменных горцев, — плавно ходили черкешенки в черных длинных до земли одеждах, в красных чувяках, с закутанными во что-то черное головами, с быстрыми птичьими взглядами, мелькавшими порой из этой траурной запутанности.
Потом мы уходили на берег, всегда совсем пустой, купались и лежали на солнце до самого завтрака. После завтрака — все жаренная на шкаре рыба, белое вино, орехи и фрукты — в знойном сумраке нашей хижины под черепичной крышей тянулись через сквозные ставни горячие, веселые полосы света.
Когда жар спадал и мы открывали окно, часть моря, видная из него между кипарисов, стоявших на скате под нами, имела цвет фиалки и лежала так ровно, мирно, что, казалось, никогда не будет конца этому покою, этой красоте.
На закате часто громоздились за морем удивительные облака; они пылали так великолепно, что она порой ложилась на тахту, закрывала лицо газовым шарфом и плакала: еще две, три недели — и опять Москва!
Ночи были теплы и непроглядны, в черной тьме плыли, мерцали, светили топазовым светом огненные мухи, стеклянными колокольчиками звенели древесные лягушки. Когда глаз привыкал к темноте, выступали вверху звезды и гребни гор, над деревней вырисовывались деревья, которых мы не замечали днем. И всю ночь слышался оттуда, из духана, глухой стук в барабан и горловой, заунывный, безнадежно-счастливый вопль как будто все одной и той же бесконечной песни.
Недалеко от нас, в прибрежном овраге, спускавшемся из лесу к морю, быстро прыгала по каменистому ложу мелкая, прозрачная речка. Как чудесно дробился, кипел ее блеск в тот таинственный час, когда из-за гор и лесов, точно какое-то дивное существо, пристально смотрела поздняя луна!
Иногда по ночам надвигались с гор страшные тучи, шла злобная буря, в шумной гробовой черноте лесов то и дело разверзались волшебные зеленые бездны и раскалывались в небесных высотах допотопные удары грома. Тогда в лесах просыпались и мяукали орлята, ревел барс, тявкали чекалки... Раз к нашему освещенному окну сбежалась целая стая их, — они всегда сбегаются в такие ночи к жилью, — мы открыли окно и смотрели на них сверху, а они стояли под блестящим ливнем и тявкали, просились к нам... Она радостно плакала, глядя на них.

________________


Он искал ее в Геленджике, в Гаграх, в Сочи. На другой день по приезде в Сочи, он купался утром в море, потом брился, надел чистое белье, белоснежный китель, позавтракал в своей гостинице на террасе ресторана, выпил бутылку шампанского, пил кофе с шартрезом, не спеша выкурил сигару. Возвратясь в свой номер, он лег на диван и выстрелил себе в виски из двух револьверов.

12 ноября 1937



Категории: Литература, Бунин
05:22:58 comprachicos
Любимый рассказ!
05:24:33 chigurh
Это чудесно! Хотя, я больше и люблю затертое до дыр "Легкое дыхание". Буквально за один абзац. )
05:27:34 comprachicos
Не, я лет в тринадцать наткнулся на его "Кавказ", и чуть было не погиб от чувств.
05:28:39 chigurh
Что испытал и что подумал?
Позавчера — суббота, 15 декабря 2018 г.
Мята с корицей(Глава 6 — Потеря) Светлая Лана 18:03:01
В глазах Александры начинало темнеть. Казалось, что вот-вот душа девушки покинет её измученное тело, но некое желание жить заставляло бороться. Из последних сил Виноградова схватил стоящий рядом костыль и ударила им Кроули прямо в лицо. Вампир вовремя успел отскочить и серьёзно не пострадал. Да и, вообще, для такого чудовища нет ни страданий, ни радостей. Ругаясь и постанывая от боли, Александра кое-как сумела сесть на кровати. Девушка была готова кинуться в бой прямо сейчас, несмотря на своё хлипкое состояние. Военная только-только хотела было призвать своего демона, как поняла, что маленького зелёного кулончика нет на её шее.

Юсфорд надменно ухмылялся, наблюдая за тщетными попытками Виноградовой найти свой кулон. Ему нравился испуганный взгляд больших зелёных глаз, дрожание бледно-розовых губ, появление небольшой морщинке в центре лба девушки. О, да. Это прекрасное чувство, когда ты над кем-то доминируешь.

— Красотка, ты случаем не это ищешь? — спросил мужчина у военной.

Александру больно кольнуло в ногах, мурашки пробежали по спине. Как же она сразу-то не смогла догадаться, что кулон мог украсть её враг?! Офицер теперь ненавидел себя за такую нелепую ошибку. Её жизнь не было столь ценной как этот чёртов кулон, где находился демон. Если Виноградовой не станет, то её место займёт кто-нибудь другой, а вот найти другого демона — задача невозможная.

— Скотина! — процедила сквозь зубы Александра.

— Ну, ну! Тише, милашка! — поднял руки Юсфорд в успокаивающем жесте. — У тебя такая вкусная кровь, а ты ведёшь себя так жестоко и холодно со мной. Не расстраивай меня.

— Не смей давать мне глупо-ванильные клички! — крикнул офицер, кое-как поднявшись с кушетки. — Что ты можешь знать о нас, людях?! Что?! Ну, же скажи! Не знаешь?!

— Ох, ну ты и крикливая… — вздохнул вампир. — Вообще-то, я тоже когда-то был человеком, поэтому прекрасно знаю о всех человеческих чувствах. Правда со временем я начинаю забывать о них. Вечность — это сущий ад. Я даже завидую тебе, красотка. Когда-нибудь смерть примет тебя в свои объятия, а я так и продолжу свои скитальческие дни вампира.

От слов мужчины у Виноградовой ёкнуло в сердце. Он был человеком… Человеком! Так неужели вампиры и люди близки по своей природе, а, может быть, между ними можно поставить знак равенства? Нет, нет! Вампиры — вечные бесчувственные твари, пусть они и были раньше людьми. С другой же стороны, это поразительно! Александра не могла себе и во сне представить, что даже такой жестокий кровосос, как Кроули Юсфорд, был когда-то самым обыкновенным мужчиной.

— Человеком?.. — пролепетала девушка, выпустив из рук костыль.

— Ты мне не веришь? Я не понимаю, что у тебя написано на лице, — наклонил голову на бок Кроули.

Александра не могла пошевелиться, её тело словно окаменело. Вампир тем временем подошёл к военной вплотную, наклонился к её лицу. Его горячее дыхание опалило щеку Виноградовой.

— Можешь не верить, но это правда. Эту чудесную вещицу я заберу с собой. Прощай, сладенькая, — прошептал мужчина, внезапно чмокнув офицера в щёку.

Военная даже не успела ничего возразить в ответ, как враг покинул лазарет. Она ощущала себя вдвойне беспомощной. Теперь ещё и её демона украли. Почему-то именно сейчас Виноградовой вспомнилась первая встреча со своим демоном. Девушка помнила, как она погрузилась в транс. Тогда перед глазами появился уютный маленький домик, находившийся где-то в далёкой Эстонии. Зашумели деревья своими ярко-зелёными листьями, почувствовала запах свежей выпечки. На пороге появился силуэт женщины. Девушка сразу узнала в нём свою мать. Длинные светлые волосы и очень грустные голубые глаза — такой запомнила Александра свою любимую матушку. Виноградова совсем не была на неё похожа. Такая дерзкая, смелая и боевая девчонка у такой робкой, хрупкой и утончённой женщины.

— Мамочка… — прошептала тогда военная, чувствуя, как слёзы жгут глаза.

— Сашенька, наконец-то, ты пришла. Забегай домой, а то пирожки остынут, — улыбнулась матушка.

На кухне на тарелки лежали свежие пирожки с вареньем, её любимые. От них очень вкусно пахло, однако у офицера быстро пропал аппетит. Вроде бы, и всё как в детстве, а кажется, что что-то здесь не так. Почему-то Виноградовой не тепло на душе, неуютно.

— Ты не моя мать! — воскликнула Александра.

Лицо женщины вмиг исказилось. Глаза женщины стали алыми-алыми. Псевдо-матушка улыбалась сумасшедшей улыбкой. По спине девушки прошли мурашки. Теперь она до жути боялась женщины, которые оскалилась, обнажив два острых клыка.

— Сдохни, милашка! — засмеялся демон.

Образ любимой матери исчез. Теперь военная была прижата к холодной стене демоном. Его алые глаза погружали девушку в пучину отчаяния. Однако Александра сумела победить монстра. Она не помнила, как ей удалось подчинить себе демона да и не хотела. Виноградова только запомнила, что его звали Озэму. С японского это означало «правитель». Этот демон был спокоен, как бывает спокойно море во время штиля, горд, как истинный самурай. Однако он признал своей хозяйкою Александру.

Виноградова не общалась со своим демоном: она считала, что у неё своя жизнь, человеческая, а у него — демоническая, вечная и унылая. Они были просто «коллегами». Александра ненавидела и вампиров, и демонов, но к Озэму относилась более-менее нейтрально. А сейчас она поняла, что ей не хватает его кампании. Не зря говорят, что начинает ценить только тогда, когда потеряешь. Однако нельзя было раскисать, Александре надо было спасать товарищей, если они ещё живы.
среда, 12 декабря 2018 г.
Писец подкрался незаметно. Хитрый Лис 17:54:40

Прекрасн­ый монстр



То ёбаное чувство, когда ты приходишь уставший в хлам с работы и завтра тебе дали выходной, но ты.. понимаешь, что во всё сука доме вырубили свет и хз, когда он появится.

Свечи. Тьма.
Я ебал.


Перевод Diabolik Lovers ~ Haunted Dark Bridal ~. Пролог пом чан 14:28:08
­­

Монолог


Чем сильнее я тебя люблю, тем сильнее мне хочется съесть тебя.

Если ты объединишься со мной, эта жажда, эта боль…

Всё это исчезнет?

Чем ближе я к тебе, тем дальше ты от меня.

Как будто ты всего лишь пустынный мираж,
Тусклая иллюзия.

Лорд Рихтер.

~ Снаружи таинственного особняка, ночью ~


Юи: Я пришла сюда, как мне и сказали, но... если верить слухам, это место... дом с привидениями...

Юи: Люди, которые указывали мне направление, реагировали одинаково... Это не может быть ошибкой, верно?

Юи: (В этом месте живут мои родственники? Серьёзно?)

Юи: (Ах... Хотя, я не думаю, что Отец дал бы мне недостоверную информацию.)

[Бьёт молния; начинается дождь.]

Юи: Кья-я-я-я!!

Юи: (Похоже, у меня нет выбора, кроме как проверить этот дом.)

[Юи стучит в дверь.]

Юи: ...Извините!...

[Юи снова стучит в дверь.]

Юи: Извините!

Юи: (Нет ответа... Эх... Что же мне делать? Внутри никого. Света тоже нет...)

Юи: (Ну, возможно, так и должно быть. В конце концов, это место знаменито как «дом с привидениями».)

Юи: (Священнослужители,­ живущие в, якобы, доме с привидениями...)

Юи: (Это безусловно какая-то ошибка.)

~ Флэшбек. Внутри церкви ~


Юи: Э?!... Тебя пригласили в зарубежную церковь? И ты уезжаешь уже завтра...

Отец: Не кричи, Юи. Успокойся.

Юи: У-успокоиться...? Если бы тебе внезапно сказали нечто подобное, ты бы чувствовал тоже самое!

Юи: Найти новую работу за границей... Куда ты хотя бы едешь?

Отец: М-м... Вроде бы... в восточную Европу.

Юи: В-восточную Европу? Ты имеешь в виду восток Европы?

Отец: Да. Это тот же район, в котором я жил, когда был ребёнком.

Отец: Я ничего не могу поделать. Церковь послала мне официальный запрос, и он вроде бы очень срочный.

Юи: Нет... Тогда что будет с этой церковью?

Отец: Они уже нашли преемника. Не беспокойся об этом.

Отец: Более того... Что бы не случилось, ты останешься в Японии.

Юи: ...А?

Отец: Юи... Послушай внимательно. Я... считаю, что должен ехать один.

Юи: ...?!

Отец: Я... не возьму тебя с собой.

Юи: Ни за что..! Ты не поедешь туда один... Я должна переехать с тобой...

Отец (агрессивно): Ты не можешь!

Юи: Ах...?! Папа?

Отец: Извини... Для меня это тоже очень неприятно.

Отец: Но... это всё... ради твоего же блага. Пожалуйста, пойми это.

Юи: Кх... Бросить свою единственную дочь в Японии... И это для моего блага?

Отец: Ах...

Юи: (Отец выглядит так, будто ему действительно больно... Ну, и почему мы не можем поехать вместе?)

Юи: ...Ты можешь отказаться от этого запроса?

Отец: Я уже думал об этом, много раз. Но... эту работу могу сделать только я...

Юи: Работа, которую можешь сделать только ты?

Отец: ...М...

Отец: В-в любом случае, я надлежаще подготовился, так что у тебя не возникнет проблем.

Отец: Я уезжаю завтра ночью. Складывай вещи. Тебе придётся положится на человека, проживающего по этому адресу.

Юи: ...Кто... живет здесь?

Отец: Я никогда не рассказывал тебе о нём, потому что мы с ним давно не виделись, но этот дом принадлежит нашему дальнему родственнику.

Отец: У него есть связи с церковью, так что он в курсе сложившейся ситуации.

Отец: Он не сделает тебе ничего плохого, так что...

Отец: Думай о нем, как о временном отце, и обращайся, если что-нибудь понадобиться.

Юи: ...Хорошо...

~ Конец флэшбека ~


Юи: (Это действительно тот самый дом с привидениями...?)

Юи: (Ах... Мне и вправду стоило заставить папу взять меня с собой.)

Юи: (Но тогда... папа выглядел таким злым. Казалось, он хотел помешать мне поехать с ним любой ценой.)

Юи: (Зачем ему это?)

Юи: (А также эта «работа, которую может сделать только он»... Что вообще это значит?)

Юи: (Папа... простой священник. Самый развитый его навык — это, вероятно, садоводство или что-то вроде...)

[Дверь особняка со скрипом открывается.]

[B]Юи:
А?..

Юи: (Дверь... только что открылась сама по себе?)

Юи: Ах... этого не может быть...

[Юи стучит в дверь.]

Юи: Извините! Кто-нибудь дома?

Юи: Я дочь Комори! Мой отец должен быть сообщить о моем прибытии... Я войду, хорошо?

[Юи проходит в холл.]

Юи: (Я зашла внутрь, но... Похоже, здесь никого нет.)

Юи: (Но дверь открылась, значит здесь должен быть кто-нибудь. Я-я уверена в этом...!)

Юи: Э... я могу пройти?

Юи: (У-уф... Мне немного страшно... Но я должна идти дальше.)

[Юи заходит в гостиную.]

Юи: (...Здесь тоже никого. Но тогда как дверь открылась?)

Юи: В записке, написанной папой, наверное, какая-то ошибка.

Юи: (Тогда нужно позвонить ему... Но я не очень хочу, чтобы он волновался...)

Юи: Тем не менее, такими темпами я не добьюсь никакого прогресса... Эм, телефон... телефон... А?!)

­­

??? (Аято): ...

[Снаружи бьёт молния.]

Юи: Кья-я-я!!

Юи: (Т-только что... ударила молния... и я увидела ч-человека!)

Юи: Э-эм... П-прошу прощения?

??? (Аято): ...

Юи: (Он спит? Я не хочу будить его, но... он...)

Юи: Привет? Ты живешь здесь?

??? (Аято): ...

Юи: Привет? Ты в порядке?

Юи: (Ах...?! Я дотронулась до его кожи, и она... невероятно холодная?)

Юи: Э? Он не... он не дышит...!! Он мёртв!!

[Сердцебиение.]

Юи: Ах... Э-э-э!!

Юи: (Что это...?! Внезапно... мое сердце начало... болеть!!)

Юи: (...Что со мной происходит?...)

???: «Где ты? Где... Где ты?»

Юи: (Ах... Чей-то голос... раздаётся прямо в моей голове...)

Юи: Ах... ах... гха... В любом случае... я должна вызвать... скорую...

Юи: (Моё собственное здоровье подводит, но в первую очередь... я должна помочь этому человеку.)

[Юи набирает номер скорой помощи.]

Юи: З-здравствуйте? Мне нужна помощь. Эм... здесь кто-то умер.

Юи: Э? Адрес... Эм... Если я правильно помню...

??? (Аято): Ах...

Юи: ...Ах?

­­

??? (Аято): ... Заткнись...

Юи: Кья-я-я?!

[Аято садится.]

Юи: (О-он схватил меня... за запястье...?!)

??? (Аято): А...?! Что с тобой, черт дери, такое...? Орёшь в чужом доме.

Юи: Х-ха?!

Юи: (Всего секунду назад... его сердце не билось... что?!)

??? (Аято, удивленно): Хех... женщина. Что ты делаешь в таком месте, ха?

Юи: Т-т... ты... минуту назад...

??? (Аято): Минуту назад что? Я просто спокойно спал в своём собственном доме... Какие-то проблемы?

Юи: П-просто спал?! Н-но... Я уверена, что ты...

Юи: (Его сердце ведь остановилось, верно?)

??? (Аято, ещё более удивленно): Уверена, что я... что?

Юи: А?!

[Аято толкнул Юи на диван.]

Юи: (Ч-чт...?! О-он толкнул меня...?!)

??? (Аято): Ты как мотылёк, которого тянет к пламени, да? Я как раз голоден.

??? (Аято): Нет ничего лучше, чем устроить банкет сразу после того, как проснулся... Хе-хе-хе...

[Аято наклоняется к Юи.]

Юи: О-отпусти меня!! Что ты делаешь?!

??? (Аято): Это я должен у тебя спрашивать. Это ты внезапно вломилась в мой дом.

Юи: Э-это так, но... но я должна была прийти сюда...

??? (Аято): Заткнись.

Юи: Ах...!! Н... нет!!

??? (Аято): Ты такая активная добыча. Перестань сопротивляться, просто будь немного... потише.

[Треск.]

Юи: К-Кья-я-я?!

Юи: (Э-этот человек... такой странный! Ни с того ни с сего делать нечто подобное...)

Юи: Ах... Не трогай меня!!

Юи: (Боже, пожалуйста...!!)

[Глухой стук.]

??? (Аято): Воу?!

Юи: Гха...!

??? (Аято): А...?! Ч-что это было?!

[Открывается дверь; в комнату заходит Рёджи.]

??? (Рейджи): К чему весь этот шум? Надеюсь, что для твоей активности сразу после пробуждения есть разумная причина, Аято.

Аято: Э... Рейджи...

Рейджи (насмешливо): В чём дело? Кажешься растерянным.

Юи: (У-ух... у меня есть шанс сбежать!)

[Юи подбегает к Рейджи.]

Аято: ...А! Эй!!

Юи: П-пожалуйста, помоги мне...!!

Рейджи: Хм? ...А ты...?

Юи: Я-я... Юи Комори. Я должна была остаться жить здесь...

Рейджи: Что? Остаться жить здесь? Аято, что это значит?

Аято: Хпмф... Как будто бы я знаю! Ты ничего об этом не говорила, Доска!

Юи: Н-ну... ты внезапно напал на меня, и... и, в любом случае... подожди, «Доска»...?

Аято: Глупая, это потому что у тебя нет груди, Дос-ка!

Юи: Ах...! (К-какого чёрта? О чём он вообще говорит?)

Аято: В любом случае, Рейджи, ты что-нибудь слышал об этом?

Рейджи: Нет.

Юи: Т-тогда, в конце концов... произошла какая-то ошибка... Эм... А ты кто?

Рейджи: Я Рейджи. Рейджи Сакамаки.

Юи: Рейджи... сан...

Юи: (Хорошо. В отличии от Аято до этого человека хотя бы можно достучаться.)

Юи: Эм...

??? (Лайто): Оу, что такое?

Юи: Ах...?!

[Лайто подкрадывается к Юи.]

??? (Лайто): Это что, действительно милая девушка в подобном месте?

Юи: Кья-я-я?!

Юи: (О-откуда он появился?)

??? (Лайто): Хе-хе-хе... Приветик, рад встрече, Сучка...

Юи: Ах...!! (Он лизнул меня...!!!!)

Рейджи: Лайто, такие действия по отношению к женщине, которую ты только что встретил, — наглость, разве не так?

Лайто: Аха! Рёджи также строг, как и всегда. Разве это не замечательно? Я только что попробовал на вкус восхитительную девушку.

Аято: Чёрт, я убью тебя, ублюдок. Обслюнявить Доску до меня...

Лайто: А-ха-ха ~ Ты должен обслюнявить добычу до того, как это сделают твои дикие братья, м? Иначе они её съедят ~ Правда, Канато-кун?

[Канато подкрадывается к Юи.]

Канато: Пожалуйста, дай мне тоже лизнуть тебя. Не двигайся, хорошо?

[Канато облизывает Юи.]

Юи: Иу-у...!!

Канато: М-м... Она сладкая... Редко найдёшь вкуснятину среди грязных людишек, не так ли?

Юи: Э...?

Юи: (Ах... Он тоже... появился... так внезапно... Что вообще происходит? Он даже... облизал меня...!)

Канато: Эй, а что здесь вообще делает девушка?

Лайто: Разве она не сегодняшний гарнир?

Аято: Тупицы. Даже и думать не смей, что она твой «гарнир», ведь она моя. В конце концов, Оре-сама нашёл её первой. Хе-хе-хе-хе...

Рейджи: Хех. Это могло бы быть так, однако, ты не успел попробовать её первым.

Аято: Иди ты, Рейджи!! Не говори ненужные вещи!

??? (Субару): Ха... Отстой.

Юи: Ах...?

Юи: (Внезапно... из ниоткуда послышался голос.)

Аято: Ха? Ой, это же голос Субару! Выходи!!

Субару: Хмпф...

Юи: (Только теперь я была полностью уверена, что... я имею в виду, это могло быть всего лишь моё воображение, но...)

Юи: (Этот человек... появился из ниоткуда!)

Субару: Неудивительно, что мне показалось, будто я почуял запах человека... Это была ты.

Субару: Мой драгоценный сон был прерван благодаря тебе. Что вообще происходит?

Юи: С-сказать... такое!

Юи: (Что мне делать...? Эти люди такие странные!!)

Субару: Эй, почему бы тебе не сказать хоть что-нибудь?

[Субару громко гремит чем-то.]

Юи: Кья-я-я...!!

Лайто: Воу! Мой младший братик такой же пылкий как и обычно. Хе-хе-хе.

Субару: Заткнись, круглогодичная шлюха! Я вообще не воспринимаю тебя как старшего брата.

Канато: ...это злит меня. Если вы не прекратите этот бесполезный разговор, я покалечу вас.

Субару: И что же ты мне сделаешь с твоим-то крошечным тельцем, ничтожество?!

Канато (оскорбленно): Агрх... Просто посмотри на это, Тедди. Этот парень станет нашей следующей жертвой.

Рейджи: Ах... Боже правый. Пожалуйста, будьте благоразумны. Каким бы вежливым я бы с вами не был, моё терпение не сможет длиться долго.

Рейджи: Делайте с девчонкой все, что считаете нужным... Я хочу сказать именно это, но...

Рейджи: Но я не могу допустить, чтобы мои глупые младшие братья соревновались здесь за тебя.

Рейджи: Прежде всего расскажи, как ты наткнулась на это место.

Юи: Э-это... потому что...

Юи: (Что мне делать...? Мне страшно!)

Юи: Потому что...

Аято: Что такое, Доска? Ты дрожишь?

Лайто: Ахах, ты действительно милая. Теперь я и вправду хочу съесть тебя.

Канато: Хе-ха... У тебя стучат зубы. Мы пугаем тебя так сильно, хах?

Юи: К-конечно я испугана... Я ведь нахожусь в таком жутком месте...

Юи: И, кроме того... я совсем вас не понимаю, ребята.

Аято: Что ты не понимаешь? Нас ведь легко понять, разве не так? А?

Лайто: Ну, остальных из нас, вероятно, не так просто прочесть, как Аято-куна, верно?

Рейджи: Пожалуйста, не перебивайте. Разговор не продвигается вообще. Я действительно потеряю самообладание, если ничего не получится.

[Рейджи поворачивается к Юи.]

Рейджи: Эй, ты. Ты ведь не лишилась дара речи от страха, да? Так что поспеши и объясни свою ситуацию.

Рейджи: ...Если ты не хочешь, чтобы я ударил тебя кнутом.

Юи: Ах... Я-я поняла! Я объясню! Объясню!!

[Юи объясняет, что случилось.]

Юи: ...и вот поэтому я здесь...

Аято: А-ха-ха-ха-ха...! Ты дочь церкви?

Юи: Да... И что с того?

Аято: Неудивительно, что это чушь!

Рейджи: Дочь церкви, живущая в этом особняке...? Какая ирония...

Рейджи: И ни о каком родственнике я тоже не знаю.

Юи: ...Ах... Тогда это точно какая-то ошибка.

Лайто: Досадно, но я тоже так думаю. Руководство церкви не могло порекомендовать тебе именно это место среди всех возможных.

Канато: Лайто, разве это не самоуничижительно?

Лайто: А-ха-ха, кто сказал?

Юи: ...что ж, тогда я извиняюсь. Простите, что потревожила в такой поздний час.

Юи: (Я должна покинуть это место как можно скорее! Такое чувство, что если я останусь здесь ещё немного, может случиться что-то плохое!)

Аято: Подожди...

Юи: Ах...!

Юи: (...Он телепортировался?! Он вдруг появился прямо передо мной...)

Аято: Ты не можешь просто уйти, находясь в такой ситуации, нет? Останься здесь.

Лайто: Ах, я согласен. Смехотворно и хлопотно, когда в доме живут одни мужчины.

Лайто: Если Сучка останется здесь... возможно, она сможет привнести немного изящества в нашу жизнь.

Юи: Ах... Я-я отказываюсь!!

[Юи убегает.]

Аято: Эй!! Подожди!!

Юи: Как будто бы я могу подождать.

~ Холл ~


Юи: (Что вообще здесь происходит? Мне это снится?!)

Юи: (Я думала, что дом с привидениями — это только городская легенда... Но, похоже, это не так...)

Юи: (Я не могу думать о них иначе, кроме как о призраках или привидениях!!)

Юи: ...Аминь... Господи, пожалуйста, спаси меня!

??? (Шу): ...Эй. Ты такая нервная. Это раздражает.

Юи: А...?

Юи: (О-опять... кто-то появился прямо передо мной...!)

Юи: Т-ты... заодно с остальными?

??? (Шу): «Заодно с остальными»... Твои слова расстраивают.

Юи: Т-тогда...

??? (Шу): Скажем так, у нас есть нежелательная, но неразрывная связь.

Юи: Нежелательная, но неразрывная?

­­

??? (Шу): Ты... та самая девушка, о которой он говорил?

Юи: «Он»...?

Аято: О, Шу! Ты знаешь что-то о ней?

Шу: ...Возможно.

Канато: ...Нет, не «возможно». Я хочу услышать полное объяснение.

Шу: ...Он... связался со мной на днях.

Шу: Он сказал, что у нас появится новая соседка, и с ней придётся поладить, или что-то в этом роде.

Аято: А-а-а? Доска говорила об этом ранее...

Лайто: Ахах..! Это было удобно, да?

Рейджи: Похоже, это всё-таки не ошибка.

Юи: Т-ты шутишь?!

Аято: Дура. Зачем нам врать тебе?

Юи: Н-но это странно. Мой отец — церковнослужитель. Послать меня сюда...

Лайто: Разве это не хорошо?

Канато: Что в этом странного?

Юи: Ах... Э-это странно, потому что вы...

Аято: Что с нами?

Юи: ...Ну...

Шу: Потому что мы вампиры?

Юи: Э? В-вампиры?

Аято: Агрх! Он просто взял и всё испортил.

Юи: И-испортил...? Я не понимаю, о чём вы говорите...

Канато: Всё именно так, как он сказал. Мы — часть вида вампиров. Ни больше, ни меньше.

Юи: Ах...?! Вы... лжёте? Вампиры? Это не может быть правдой...

Рейджи: Довольно непоследовательно с твоей стороны настаивать на том, что мы лжем. Аято уже сказал об этом: у нас нет причин лгать.

Юи: Н-но...!

Лайто: Ну а теперь-то ты не хочешь признавать, что такие существа, как мы, существуют, верно?

Юи: (Вампиры... Невозможно. Им просто нравится дразнить меня.)

Юи: (П-поскольку вампиры не могут существовать...)

Юи: (В любом случае, я должна позвонить папе и уточнить у него... Телефон... телефон...)

[Аято держит в руке телефон Юи.]

Аято: Не это случайно ищешь?

Юи: Это...!! Мой телефон! Пожалуйста, отдай его!!

Аято: Хе-хе-хе... А то что?

Юи: Ну же! С меня достаточно! Ты не можешь делать с ним всё, что тебе хочется!

Аято: Что за отношение? Я любезно подобрал его для тебя.
Вот как ты меня благодаришь?!

Юи: Ах...!

Субару: О, Аято, дай-ка мне его.

Аято: А?

Субару: Тц... Я сказал, дай его сюда!

Юи: ...П-подождите, что вы делаете?

Субару: Я делаю... это!

[Субару ломает телефон Юи.]

Юи: Ах...!!!

Субару: Ты ужасно раздражаешь меня самого появления здесь.

Юи: (М-мой новый телефон... Я же только что его купила... О-он сломал его...!!)

Юи: Ты ужасен...!!

Лайто: Так-то, Сучка. С этого момента ты будешь дружить с нами, созданиями ночи.

Лайто: Нет нужды в неподобающих вещах, вроде телефона, да?

Юи: Д-да... да кем вы себя вообще возомнили...!

Канато: Хочешь уйти отсюда?

Юи: Это должно быть очевидно...! Я не могу вам доверять, поэтому и ухожу!

Канато: О, я вижу. Ну что ж, это замечательно.

Юи: «Замечательно»?!

Канато: Я как раз голоден...

Юи: ...И что?!...

Канато: Ты и вправду идиотка? Когда вампир говорит, что он голоден, это может значить только одно.

[Канато толкает Юи на пол.]

Юи: Кья...!!

Юи: (Он толкнул меня...?!)

Аято: Придержи коней, Канато. Первым должен быть старший!

Канато: Ха-ха, что за чушь ты несешь? Старший должен быть первым... Я так не думаю.

[Канато возвращается к Юи.]

Канато: Поздно жалеть об этом. Твоя кровь должна быть такой сладкой и вкусной... хе-хе...

Юи: (Е-его клыки... проткнули... мою шею...?)

Канато: Я выпью всё без остатка... Ладно?

Юи: (Ч-что же делать...?! Ах, точно...!!)

Юи: Секундочку!!!

Канато: Что это?

Юи: В-возьми... это!!

[Юи вытаскивает свои чётки.]

Канато (озадачено): ...А?

Лайто: Хе-хе... Ха-ха-ха-а...! Сучка... ты просто уморительна! Ты с собой чётки таскаешь?

Рейджи: Кажется, она верит в устаревшие методы. Довольно глупо, должен сказать.

Юи: Ч-что? Но вампиры боятся распятий, чеснока и святой воды...

Аято: В какой сказке ты это услышала? Это глупо.

Юи: Я не хочу слышать подобное от того, кто похож на её героя!!

Канато: Меня это злит... Еда прямо передо мной, но на обеденном столе творится хаос...

Канато: К чему это?

Юи: ...Еда... Не говори такие ужасные вещи! Я человек!

Шу: Хах... Как много хлопот. Он сказал это, потому что для нас люди — лакомство. Разве они не облизывали тебя?

Аято: Ты реально дура.

Юи: Я-я всё ещё не верю, что вампиры существуют!

Лайто: М-м... Жаль. Неужели единственный способ заставить тебя поверить нам...

Лайто: Сделать это?

[Лайто приближается к шее Юи.]

Юи: (Он... О-опять...!)

Лайто: Спасибо за еду, ха!

Юи: Я... я всё поняла!! Я поняла, прекрати!!

Лайто: Не хочу.

Юи: Ты так говоришь, но... моя кровь не такая дешевая!!

Юи: Я хочу выбрать того, кто будет... пить мою кровь!

Юи: ...Хех?

Юи: (Ах... Я сказала это только чтобы остановить их, но, может быть, не стоило этого делать...)

Рейджи: Это весьма неприятно. Я понятия не имею, какая у тебя кровь, но…

Рейджи: Разве ты не ведешь себя как первоклассная проститутка?

(прим. переводчика: нужно закончить один из рутов тройняшек (Лайто, Канато, Аято), чтобы открыть руты остальных. Игра немного меняется, если вы проходите её не первый раз.)

Если вы проходите игру в первый раз...


Субару: Это тупо. Я сваливаю. Делайте, что хотите.

Аято: Оу! Сливаешься так быстро?

Субару: Хмпф...

[Субару уходит.]

Рейджи: Я также откажусь от женщины, чьи манеры настолько ужасны.

Шу: Это бессмысленно. Я вернусь, когда вы закончите эту глупую игру.

[Шу и Рейджи уходят.]

Лайто: Чего это с ними? Божечки, им нужно расслабиться и повеселиться, как только представится такая возможность.

Аято: А разве это не хорошо? Тебе будет проще выбрать. Да?

Канато: М-м-м, хорошо, когда неприятности исчезают.

Канато: Эй... Тедди. Если она не выберет меня, давай порвём её на куски?

Аято: Становится интересно... Ты, конечно, выберешь Оре-саму, верно? Это очевидно.

Лайто: Сучка? Если ты не выберешь меня... будешь потом жалеть.

Юи: Я предложила это под давлением момента, но теперь... что мне делать?

Если это не первое ваше продолжение...


Субару: Это тупо, но идея хорошая. Пусть выберет того, кого хочет.

Аято: Воу, странно, что ты присоединился.

Субару: Хмпф...

Рейджи: Хех, это правда. Давненько у меня не было такой недисциплинированно­й женщины.

Канато: Эй... Тедди. Если она не выберет меня, давай порвём её на куски?

Аято: Становится интересно... Ты, конечно, выберешь Оре-саму, верно? Это очевидно.

Шу: Выбери кого-нибудь. Просто закончи уже эту глупую игру.

Лайто: Сучка? Если ты не выберешь меня... будешь потом жалеть.

Юи: Я предложила это под давлением момента, но теперь... что мне делать?

Категории: Diabolik Lovers, Перевод
вторник, 11 декабря 2018 г.
_ Blаck Velvet 23:34:06
Пробегала мимо школы, решила записаться на интенсив по свету – всё равно времени овердохрена сегодня было, на интенсив хочеца, а форму заполнять на сайте лень и потом обязательно не приду.
Простите, – говорят мне, спустя энное кол-во времени, – вы София?
Я слегка удивилась, но сказала, что нет. Ещё эн минут спустя ко мне подходят и спрашивают, а проходила ли я собеседование?
0-0
Тут я начинаю слегонца паниковать. Говорю, что про собеседование не в курсе.
Давайте, вы его сейчас пройдёте? Владимир как раз свободен.
*АААААААААА и такая обезьянка с тарелками в голове*

В общем, что-то он у меня такое спросил. Про "к какому значению стремится экспонометр в фотоаппарате?" – я на автомате начинаю отвечать про 18% серого, а сама в панике пытаюсь сообразить, что происходит и о чём вопрос хдд Видимо, это был тот самый случай "выучить как отче наш" и "чтобы вас ночью можно было разбудить и спросить", потому что мозги в ответе участвовали на уровне "подождите-подождит­е, он ведь не про баланс белого спрашивает?"
Дальше был вопрос про ГРИП, на котором я позорно засыпалась. Единственное размытие, которое я использую – это размытие за счёт диафрагмы, да и то полудохлое, т.к. я всё ещё на китовом объективе. Соответственно, его и помню. И ещё почему-то помню про фокусное расстояние. А дальше в памяти провал хдд
Владимир подсказывает про расстояние до объекта и вслух думает, чего бы ещё спросить.
Что-то вроде,
– полупредлагаю-полус­прашиваю я и внятной скороговоркой шпарю:
На сколько уменьшается количество света, попадающего на объект, при удалении источника света от объекта в два раза?

Владимир одобрительно кивает и спрашивает (по-моему, даже несколько заинтересованно): Ну и насколько?
В четыре раза!
И меня тут же выгоняют с комментарием: "Вы приняты. Идите, заключайте договор."
АААААААААА


Категории: ААААААААА!!!, Другие
не бывает безвыходных ситуаций. бывают ситуации, выход из которых нам не нравится. umbraya erze 21:18:32

Существует разница между понятием "лень" и понятием "я блять не хочу делать это сраное дерьмо".

Есть такое состояние полного морального оцепенения перед какими-то стрессовыми событиями в жизни. Когда отчетливо понимаешь, что надо что-то делать – писать курсач, готовиться к зачету (у меня все такое связано только с учебой..), мозгом осознаешь, что это вполне посильное занятие, хоть и совершенно нелюбимое, но все равно прокрастинируешь до последнего; мозг не ищет оправданий для других занятий, даже не «я не хочу делать неприятные дела, поэтому занимаю себя чем-то более приятным» – что угодно теряет всякую приятность, щедро приправленное непрекращающимся волнением. В этом состоянии теряется осознание того, что после стрессового события жизнь продолжится, а значит, скорее всего, в процессе ты не умрешь; день стрессового события – как день конца света. А потом гора спадает с плеч, дальнейшая жизнь придвигается поближе к внутреннему взгляду, и ярче ощущается то, что ты живой.

Тут должна была быть какая-то мораль, но мне ее уже не вывести – натащил слишком много обрывков тем, так что и не угадаешь, о чем говорил изначально. А, вообще о том, что я не люблю свою учебу.

Немножко умирать, как написано внизу V, мне помогло.

Подробнее…[Forwarded from твой друг-гей ]
Иногда лучшее, что может выбрать человек — это сдаться.

Порой я застреваю — и в попытках разрешить ситуацию вкладываю чересчур много усилий. Рождается слишком много хаотичных движений, слишком много тревоги. Осмысление — теряется.
В общем, иногда я слишком «пытаюсь», в этом ошибка. Не «пытайтесь».

Дойдя до крайней точке приложения стараний, которые почему-то не работают, стоит признаться себе: «Хватит, я сделал всё возможное».
А дальше пусть оно само собой разрешится — или нет.

И вы знаете, оно работает. Когда ты вдруг полностью сдаешься и отказываешься пытаться — из ниоткуда появляется решение.

«Потеряй и еще потеряй — так дойдешь до недеяния.
Ничего не будешь делать — и все будет делаться»
Лао Цзы

Тяжелейшие ситуации зачастую решались, когда я сдавался радикально.
«Больше не могу», — признавался я себе и отказывался делать что-либо. Запрещал себе делать что-либо. Я лишал себя средств связи, прекращал есть, пить и просто ложился на пол, представляя себя мёртвым.
Я сдавался перед жизнью, признавал свою неспособность, по большому счету, что-либо в действительности контролировать.

Я запрещал себе покидать это состояние, пока решение не найдется. А обычно оно находилось быстро: иногда через пару часов, иногда через пару дней. Бывало и больше. Изредка решение не находилось, но и сама проблема теряла вдруг свою значимость. Когда ты притворяешься умершим, то мало что вообще кажется существенным.

Когда человек метается в [почти] безвыходных ситуациях, он истощает свои силы и делает много лишнего, суетится. В конечном счете это оказывается губительным.
Люди вообще близоруки и в своих излишних стараниях раскапывают целину, перекрывают плотинами реки, а в результате остаются без еды и продовольствия.

Важно быть способным признать: метания не помогут, нужно признать свое бессилие.

Принято считать, что «бессилие» не является ресурсным состоянием, но в действительности, признавая собственную ограниченность, мы снимаем с себя тяжкий груз контроля, а значит наши силы только прибывают. А ещё мы открываемся, начинаем просить и учиться у других людей. Видим то, к чему были слепы «до».



Настроение: [источник] t.me/vladanrains